Деревню спасёт «офисный планктон»


Деревню спасёт «офисный планктон»

Главный редактор Foods.media Дмитрий Аркатовский уверен: вкладывать государевы деньги надо не только в крупный рогатый скот, но и в обычных людей.

Печальная статистика: за последние два десятилетия с карты России исчезло почти 25 тысяч сельских поселений. Ещё примерно столько же, по данным учёных, находится на грани вымирания. А те деревни и посёлки, которые уходить в мир иной пока не собираются, существуют по большей части лишь за счёт собственных ресурсов. Выживая не благодаря государству, а скорее вопреки ему.

Нет, сказать, что власти совсем не помогают деревням, нельзя. В стране действует несколько федеральных целевых программ, в рамках которых селу выделяются очень серьёзные средства. Так, например, общая сумма помощи крестьянам с 2013 по 2020 год составляет 1,5 триллиона рублей. Но нюанс в том, что почти вся эта гигантская сумма уйдёт на поддержку агропромышленного комплекса, а никак не на содержание и развитие сельской инфраструктуры…

Не так давно одна из псковских деревень обратилась к правительству Ленинградской области с просьбой включить её в состав 47-го региона. Основная причина сепаратизма местного значения – полное отсутствие дорог и транспортного сообщения между этим населённым пунктом и районным центром, куда жители деревни вынуждены выбираться по любому мало-мальски важному поводу: у селян нет ни магазина, ни поликлиники, ни почты, ни школы. Про кинотеатр и Дом культуры даже говорить не приходится. Вот деревня и рвётся в благополучный, как ей кажется, регион, где реки – молочные, а берега – кисельные.

Но, если честно, проблем в Ленинградской области ничуть не меньше, чем в Псковской. Скажем, в 800 населённых пунктах области вообще нет магазинов!

Обитателям мегаполисов, которые впадают в депрессию из-за отсутствия свободного доступа к Wi-Fi и исчезновения с прилавков супермаркетов пармезана, будет, наверное, нелегко поверить в то, что почти во всех российских деревнях нет самых элементарных бытовых удобств. Причём многие из этих нетронутых цивилизацией населённых пунктов находятся не где-нибудь в глухой сибирской тайге, а в непосредственной близости от современных мегаполисов. Например, в большинстве домов Токсово, одного из самых красивых пригородов Петербурга, отсутствуют центральное газоснабжение, водопровод и канализация… Мой хороший приятель, который там обитает, любит сравнивать своё местожительство с Версалем времён Людовика XIV.

«У нас всё то же самое, – говорит он. – Шикарные интерьеры, роскошные виды, куртуазная публика, изысканная кухня… А нужду приходится справлять в банальный чугунный горшок».

Но если по нужде можно, в крайнем случае, и в ближайший лес сбегать, то без газа моему приятелю совсем никак. Чтобы было на чём готовить еду, он вынужден каждую неделю ездить заправлять баллон в Петербург, на проспект Энтузиастов. А подключение к газопроводу ему не по карману. Эта услуга стоит в Ленинградской области минимум 250 тысяч рублей (кстати, аналогичная работа в Белоруссии, где газ отродясь не добывали, обходится всего в 19 тысяч).

Вот я и думаю, прежде чем тратить миллиарды на поддержку агропромышленного комплекса, хорошо бы для начала серьёзно вложиться в сельскую инфраструктуру. В строительство дорог, школ, больниц, водопроводов, канализации…  И, конечно, – в кадры. Сделать всё для того, чтобы в деревню поехали молодые да грамотные, которых нынче сюда не то что калачом, но даже бесплатным жильём и увесистой компенсацией за переезд не заманишь.

«Отказников» понять можно. Ведь в сельском хозяйстве сегодня самый низкий уровень зарплаты. В лучшем случае труженики полей и коровников получают 18-20 тысяч рублей в месяц.

Не пришло ли время раскошелиться и поднять аграриям довольствие до средней зарплаты служащих «Газпрома» и «Роснефти»?

А кадры на эти весомые зарплаты набрать в среде «офисного планктона», которого у нас хоть ложкой ешь.

Для тех, кто подзабыл, напомню: «офисный планктон» – это профессиональная группа, возникшая в России в начале 2000-х. Тогда же появилось и определение ОП: «Масса мелких служащих, офисных работников низшего звена, которые не имеют подчиненных и никем не руководят. Обычно их должность называется «менеджерской». Другой признак: офисный планктон не производит продукта и не участвует в профильном производстве».

Известный экономист Михаил Хазин охарактеризовал ОП как «молодых людей, привыкших получать тысячи долларов просто за факт своего существования».

По разным оценкам, «представителей мелких организмов, неспособных сопротивляться течению» сейчас в стране от 8 до 12 миллионов. То есть пятая часть всего трудоспособного населения.

Хорошо бы эту армию деньгами да подзатыльниками направить в деревню. И приставить к ней суровых дядек с характером и повадками Макаренко. Так село и поднимем…

Самые популярные теги

овощи зерно сыр масложировая промышленность экспорт кондитерская промышленность молочная промышленность рыба импорт пищевая промышленность производство рыбной продукции алкоголь производство алкогольной продукции молоко апк Производство мясной продукции молочная продукция минсельхоз цены продукты питания